Домой Интересные новости Александр Пузиков: У нас вся страна поёт, пляшет, только не работает

Александр Пузиков: У нас вся страна поёт, пляшет, только не работает

14
0

Александр Пузиков: У нас вся страна поёт, пляшет, только не работает

С Александром Пузиковым говорим о взлетах и падениях дополнительного образования.

На минувшей неделе мы много писали о бийском клубе ракетомоделирования. Совсем еще юные ребята запускают в небо модели настоящих ракет. За этим – долгие часы в мастерской, надежды родителей и, конечно, бесценные советы педагога.

С Александром Пузиковым мы говорим о том, какие взлеты, но чаще всего падения, переживает дополнительное образование, о том, чем шнурки лучше липучек, о толерантности и месте девочек.

— Ко дню космонавтики все желающие могли стать зрителями «полетов», которые состоялись благодаря вам и вашим воспитанникам. Многие после таких представлений хотят попасть в ваш кружок?

— Попасть к нам легко, у нас остаться трудно.  Дело в том, что техническое творчество, в том числе и моделирование, отличается тем, что тут нужно именно работать, трудиться. А сейчас дети почти не занимаются созидательным трудом. Скажу больше, сейчас всевозможные гаджеты – смартфоны, планшеты – отняли всякое желание у детей что-то делать руками, шевелиться, стремиться к чему-то. А тут — включил игру на телефоне, и через 15 минут ты – чемпион, красавчик, и жизнь удалась. Раньше, чтобы добиться такого же, ребенок должен был приложить немалые усилия.

— Может быть, причина в том, что родители просто отдают не в те кружки, в соответствии со своим «чувством прекрасного»?  А у ребенка склонность к другому?

— Чем хорошо дополнительное образование – ребенок может попробовать себя в нем. Пришел, посмотрел,  не понравилось – ушел искать себя в другой области. Так что ребят, занимающихся каким-то конкретным направлением, не может быть много, тем более тех, кто занимается им увлеченно, с высокими результатами. Поэтому если мы приводим на запуски человек десять – это уже очень хорошо.

Александр Пузиков: У нас вся страна поёт, пляшет, только не работает

— Почему идет такой отсев?

— Причин много. Меняются сами дети, меняется то, чему их учат. В современном образовании все шиворот навыворот. Ребенок только пришел, еще ничего не знает, а от него просят что-то спроектировать, написать проект. А у него еще базы никакой нет. Как можно работать, не зная основ? Сначала надо изучить материалы, их свойства, освоить технологии и тогда из этого пасьянса уже можно сложить что-то свое. Детей сегодня заставляют сразу замахиваться на что-то грандиозное. Вот, приходит мальчишка, который готов построить самую красивую, самую сложную ракету. Говорю ему: давай начнем с самой простой. Начинаем, и уже через какое-то время он говорит: я, наверное, пришел не туда, мне тут сложно.

У меня — не школа. В школе тебе задали тему, ты ее не подготовил – получил двойку, и все. А я двойки не ставлю, я помогаю ребенку собрать его модель.  И пока он с этим не справится, к «следующей теме» он не перейдет. Но скорость у каждого своя, и рассогласования по времени начинаются тут же. Кто-то «убегает»  вперед, а с кем-то нужно позаниматься подольше. Потому что важно не только рассказать, но и правильно «поставить руки». Возможно это, когда в группе по десять ребят? Нет, конечно.

— А наполняемость групп – это такое требование?

— Да. Я был на финале конкурса «Учитель года», который проводился в Петербурге. И все мы в один голос говорили: больше шести человек на занятиях быть не должно. Но те нормативы, на которые сегодня ориентируется дополнительное образование, были приняты еще в 1956 году. С тех пор они не поменялись, а поколения изменились, техника изменилась, ритм жизни изменился. А нас заставляют жить по нормативам полувековой давности.

Александр Пузиков: У нас вся страна поёт, пляшет, только не работает

— А сами дети поменялись? Эра компьютеров как-то отразилась на них?

— Меняется все — скорость реакции, умения, навыки – и совсем не в лучшую сторону. Все знают, что мелкая моторика напрямую связана с мозговой деятельностью. Даже людям, перенесшим инсульт, советуют собирать мозаики, нанизывать бисер и прочее, чтобы кончики пальцев постоянно работали. Что такое компьютер? По его клавиатуре можно тыкать хоть копытами. В итоге мы видим, что сегодня к нам приходят дети, у которых руки не развиты вообще. Они не могут завязать простой узел, потому что у половины из них обувь не на шнурках, а на липучках.  Причем, это умные дети, у них работает голова, а моторики нет. Это значит, что его мозг не настроен на то, чтобы вникать в какие-то тонкости.

— Девчонки-то среди воспитанников бывают?

(после глубокого вздоха) Бывают. Я одно время даже целенаправленно пытался культивировать ракетомоделирование среди девчонок, но не вышло.

Я убежден, что люди, которые говорят о феминизме, о равенстве, на самом деле «не в теме». Мы все разные, и зачем нас выравнивать? Вот приняли в Америке закон: на десять человек в коллективе обязательно хотя бы по одному должны быть негр, «радужный» и женщина. А почему? А они отвечают требованиям предприятия к квалификации работника?

У нас приходят все – мальчики, девочки. Кстати, ракетомодельный спорт не делится на женский и мужской. И среди чемпионов России есть женщины. Но это скорее исключения, в основном в ракетомоделировании – мальчишки.

— Наверняка и какую-то социальную функцию такие кружки несли?

— У нас много неполных семей, где женщины воспитывают мальчиков. А пацаны должны расти в мужской среде и технические кружки этому способствовали. 

Я всегда вспоминаю, как в то время, когда работал в школе, на родительских собраниях мне говорили: у вас сложные уроки. А я ничего такого особенного не требовал  — исполнительности, добросовестности, порядочности.  Приходилось отвечать: «Мамочки, а кто бы из вас хотел видеть дома мужика, который поет, танцует, а гвоздь забить или кран починить  не может?».

Сегодня ситуация такая, что мужчин в системе образования, особенно дополнительном, почти нет.  Причины разные: уровень зарплат, требования, отчеты, наполняемость групп. Но логика в этом почти отсутствует. Почему, когда ребенка учат играть на пианино, педагог занимается с ним одним, а если это работа на токарном станке, то считается, что можно одновременно учить десять человек?

На смену пришел другой набор допобразования: английский, танцы, плавание и прочее…  Вот и получается, что у нас вся страна поет, пляшет, только не работает.

Александр Пузиков: У нас вся страна поёт, пляшет, только не работает

— Но, казалось бы, сегодня выбор дополнительного образования – да, часто уже на коммерческой основе, а не в комнатах школьника или домах творчества, – но велик.

— То, что он есть, – это иллюзия. Выбора уже почти нет. Например, ракетомодельных кружков в Бийске в 90-е было четыре, сейчас – только один, наш, и, возможно, скоро он перестанет работать. С судомодельными кружками, радиокружками также.  А откуда у нас возьмутся технические мастера, если у ребенка с детства нет навыков работы с тем же паяльником? Раньше на техкружки был госзаказ: за них платили, их снабжали. Сейчас это услуга: хотите – ходите, хотите – нет. Человек труда не котируется, только «креатив».

— Тем, кто хочет, чтобы ребенок все-таки попробовал себя в техническом направлении, ракетомоделировании, куда обращаться?

— Сейчас  мы занимается в Бийском технологическом институте, в главном здании. На вахте подскажут, как к нам пройти. Занятия бесплатные, за свой счет приобретаются только материалы.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here